<< Главная страница

415. Оставление заложенной вещи за кредитором


415. Оставление заложенной вещи за кредитором. Иногда кредитор выго­варивал себе право в случае неуплаты в срок оставить заложенную вещь за со­бой. Такое условие, в силу которого залогодатель лишался своей вещи, назы­валось lex commissoria. Тем же термином при купле-продаже обозначалось условие, в силу которого, в случае неуплаты покупной цены в срок, договор купли-продажи терял силу (см. п. 498).
В залоговом праве условие о том, что залог поступает в пользу кредитора (т. е. lex commissoria) оказалось чрезвычайно тяжелым для должников. В 326 г. н.э. был издан указ о запрещении такого рода условия (С. 8. 34. 3). Еще до издания этого указа был введен порядок, по которому вместо автоматическо­го перехода заложенной вещи в собственность кредитора при неуплате долга в срок было введено исходатайствование через канцелярию императора тако­го рода перехода. Impetratio dominii, т.е. ходатайство кредитора о передаче ему заложенной вещи в собственность, практиковалось с начала III века н.э., а мо­жет быть и раньше (D. 13. 7. 24. рг.; С. 8.33.2). При Юстиниане должнику да­но было право в течение двухгодичного срока выкупить имение, перешедшее таким образом в собственность кредитора (С. 8. 33. 3-b); это мотивируется со­ображениями милосердия — pietatis intuitu. Но мы уже знаем, что профессио­нальные заимодавцы — faeneratores — были завалены предложениями земли в покрытие денежных займов и поэтому указ Юстиниана отнюдь не шел враз­рез с их интересами: в эпоху глубокого кризиса поземельного владении pietas удачно сочеталась для ростовщического капитала с lucrum (выгода).
Сопоставляя, с одной стороны, залоговую lex commissoria и отчасти impetratio dominii, которые вели к переходу заложенной вещи в собственность кре­дитора, и, с другой стороны, conventio de pignore distrahendo, мы должны при­знать, что продажа залога вместо обращения его в свою пользу есть значительный шаг вперед. Условие о реализации залога, которое превратилось в молчаливое, подразумеваемое, излагалось вначале expressis verbis и было, как и прочие формуляры договоров, созданием римских юристов, которые при этом руководились интересами оборота и проявляли в этом деле то уме­ние оперировать понятием aequum et bonum, о котором мы говорили выше.

На главную
Комментарии
Войти
Регистрация