<< Главная страница

482. Depositum miserabile


482. Depositum miserabile. Некоторые случаи поклажи имеют настолько своеобразные черты, что должны быть выделены в качестве специальных раз­новидностей этого контракта.
Так, иногда поклажедатель вынужден отдавать вещи на хранение во время пожара, землетрясения или другого бедствия, опасности, или ввиду вообще тяжелых условий, в которых оказался поклажедатель — depositum miserabile, не­счастная или горестная поклажа (термин не римский). В преторском эдикте эти случаи были выделены в том смысле, что если поклажеприниматель, взяв­ший вещь в поклажу при обыкновенных обстоятельствах, отвечал in simplum, т.е. в одинарном размере причиняемого им ущерба поклажедателю, то при­нявший вещь в поклажу во время мятежа, пожара, кораблекрушения и т.д. — отвечал в двойном размере.
Ульпиан, комментируя это место преторского эдикта, объясняет и оправ­дывает выделение таких особых случаев тем, что здесь поклажедатель доверя­ет свои вещи другому лицу не по своему желанию, а в силу необходимости, и в связи с этим — не тогда, когда признает нужным, а внезапно. Когда покла­жедатель при нормальных условиях отдает кому-то вещь, а тот потом ее не возвращает, то надо принять во внимание, что поклажедатель сам выбрал се­бе контрагента (fidem elegit) и должен отчасти пенять на себя. Когда прихо­дится устраивать свои вещи где-то в минуту тяжелой опасности, выбирать на­иболее подходящего поклажепринимателя, проявить должную осторожность и тщательность в выборе — некогда: приходится отдавать вещи, кому удаст­ся. Таким образом, ни в каком легкомыслии или незнании людей упрекать поклажедателя в этом случае нельзя. С другой стороны, тем тяжелее веролом­ство поклажепринимателя, не возвращающего вещь, отданную ему вследст­вие крайней необходимости (crescit perfidiae crimen, возрастает вина веро­ломства). Естественно, что для поклажепринимателя была установлена в этих случаях повышенная ответственность (D. 16. 3.1.1-4).
Эту норму нужно поставить в связь с отмеченной выше (п. 477) особенно­стью иска о возврате вещи, отданной на хранение, а именно, что поклаже­приниматель, который довел до того, что его приходится принуждать к воз­врату принятой на хранение вещи, подвергается infamia: передача вещей на хранение основана на доверии, оказываемом поклажедателем поклажепри­нимателю. Уклоняясь от возвращения принятой вещи, поклажеприниматель нарушает это доверие, fides, а это бесчестит человека.
Вероломный хранитель нарушает нравственные обязанности, а тем са­мым и связанные с ними религиозные требования; поэтому, такое веролом­ство влечет за собой infamia. Тем более суровый отпор должно было встретить лицо, принимающее чужие вещи на хранение в минуту несчастья или опас­ности для поклажедателя и затем отказом вернуть вещь вынуждающее его об­ращаться за судебной защитой.
Затруднительное положение, в котором находился поклажедатель, и обя­занность свято хранить оказанное доверие, лежавшая на поклажепринимателе, сказывались еще на той процессуальной особенности, что (и при обычном depositum) против actio deposit! directa нельзя было ни предъявлять к зачету какие-либо встречные требования, ни задерживать возврат вещи до удовле­творения каких-либо претензий (ius retentionis) (С. 4. 34. 1. 11). К тому же, право собственности депонента, по установившимся взглядам, должно было стоять выше обязательственных требований хранителя.

На главную
Комментарии
Войти
Регистрация