<< Главная страница

363. Первоначальная неподвижность римского обязательства


363. Первоначальная неподвижность римского обязательства. Римское обязательство было на ранних стадиях строго личным взаимоотношением кредитора и должника. Это соответствовало замкнутому характеру хозяйства, еще не успевшего выйти на простор средиземноморской торговли. Лишь в результате длительного экономического развития появляется подвиж­ность обязательства и становится возможной изменяемость субъектов обяза­тельства, притом сначала не по договору, а преимущественно в связи с пере­ходом долговых требований к наследникам.
Non solet stipulatio semel cui quaesita ad alium transire nisi ad heredem (D. 7. 1. 25. 2). - Возникшее однажды для кого-нибудь право    требования обычно не переходит к другому, за исключением пе­рехода к наследнику.
Во времена Гая (II в. н.э.) положение дела, создавшееся как следствие ог­раниченной подвижности обязательства, оставалось без значительных изме­нений.
Quod mihi ab aliquo debetur, id si velim tibi deberi... opus est ut iubente me tu ab eo stipuleris; quae res efficit ut a me liberetur et incipiat tibi teneri; quae dicitur novatio obligationis (Гай. 2. 38).* - Если я [К 1]  хочу, чтобы то, что мне должен кто-то  [ D ], он стал должным тебе [К1],  то нужно, чтобы ты [К 2] по распоряжению моему [ K 2]   принял бы от него   [D] обещание; в результате этого он [D] освободится от меня   [К 1]    и начнет быть должным тебе [К2] :  произойдет то, что называется новацией обязательства (см. схему на стр. 269).

*См. схему на стр . 241.
Таким образом, продолжает Гай —
sine hac novatione поп poteris tuo nomine agere. - He прибегая к этой новации, ты [К2] не можешь взыскивать от твоего имени.
Без новации новому кредитору нельзя было действовать от своего имени, так как цессия, как таковая, еще не была признана; действовать же от чужо­го имени нельзя было в виду старинного правила:
Nemo alieno nomine lege agere potest (D. 50.17.123 pr). - Никто не мо­жет действовать от чужого имени в легисакционном процессе.
Аналогичное правило применялось в материальном праве Квинтом Муцием Сцеволой, жившим около 125 г. до н. э., т. е. в период перехода от легисакционного процесса к формулярному (п. 52).
Nec paciscendo пес legem dicendo пес stipulando quisquam alteri cavere potest (D. 50.17. 73.4). - Ни путем соглашения, ни установ­лением условий сделки, ни путем стипуляции никто не может обусловливать права для другого.
Архаический стиль этого изречения, восхождение его к верховному жре­цу и юристу эпохи veteres Квинту Муцию Сцеволе показывают, что не толь­ко во времена составителей Дигест, но и в классическую эпоху эти правила повторялись с чувством почтения; однако живым голосом (viva vox) права они уже не были.


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация